Немцы проливали слёзы под курским дождём: в посёлке Беседино открылось кладбище немецких солдат

    19 октября 2009 alt«Солдатские могилы есть великие проповедники мира – Альберт Швейцер, лауреат Нобелевской премии мира». Эти слова вбиты в камень при входе на кладбище немецких солдат, погибших во время Второй мировой войны.
    Его открыли в минувшую субботу, 17 октября в посёлке Беседино Курского района. Спустя 66 лет на бывшем колхозном поле площадью 4,5 гектаров 21 тысяча немецких солдат нашла своё последнее пристанище под Курском: большинство похороненных здесь пали в боях Курской битвы. Их останки перезахоронили здесь благодаря русским поисковикам.


    Для Курской области открытие кладбища – это громкое международное событие, и подход к нему соответствующий, официальный: с 15 по 17 октября прошло несколько встреч с немецкой делегации с курскими властями.

    alt
    На самой церемонии открытия и освящения кладбища присутствовали заместитель главы региона Людмила Гребенькова, глава администрации Курска Николай Овчаров, мэр города Александр Закурдаев, заместители губернатора Владимир Бойцов и Геннадий Плохих, заместитель председателя Курской областной Думы Владимир Карамышев, председатель областного совета ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов Михаил Булатов, заместитель командующего МВО Владимир Зарудницкий, генеральный директор ассоциации «Военные мемориалы» Евгений Пиляев. С немецкой стороны также были высокие гости: секретарь Народного Союза Германии по уходу за военными могилами Райнер Руфф, чрезвычайный и полномочный посол ФРГ в России Юрген Шмид, президент Народного Союза Германии Райнхард Фюрер, генеральный инспектор Бундесвера Вольфганг Шнайдерхан, другие высокопоставленные военные и депутаты, делегация города Виттена – побратима Курска.


    Однако для немцев, приехавших в посёлок Беседино, это событие не политическое и даже не историческое, а личное. В столицу Соловьиного края прибыли около 300 родственников погибших немецких солдат (Народный Союз Германии по уходу за военными могилами выделил гражданам деньги для поездки в Россию, порядка полутора тысяч евро каждому).
     
    alt
    Из Курска на 7 автобусах немцы прибыли в посёлок Беседино. Каждый подходил к стелам, на которых высечены имена захороненных, и искал имя родственников: отцов, мужей. Некоторые оставляли у табличек свечи, шнапс, хлеб…

    alt
    Самая старшая из присутствовавших – 90-летняя Фрида Майер – в этот день осуществила мечту всей своей жизни: несмотря на возраст и трудности со здоровьем она приехала в Россию, туда, где погиб её муж. Последний раз супруги виделись в январе 1943 года: он был в отпуске. Уходил на фронт со смешанными чувствами, но очень надеялся вернуться.
    Он погиб 20 февраля 1943 года, в деревне Архангельское, между Орлом и Курском. Чтобы найти могилу супруга, служившего в танковой дивизии, Фрида написала заявление в Народный союз Германии по уходу за могилами: ей сказали, что дадут знать, если найдут останки. И вот несколько месяцев назад она получила известие: нашли могилу мужа. Он похоронен здесь, под Курском. Фрида была счастлива, и несмотря на все уговоры родственников, впервые помчалась в далёкую холодную Россию. Конечно, одну 90-летнюю родственницу не пустили, с ней приехала дочь. Когда погиб отец, ей было полтора годика.

    alt
    Стоит отметить, что кладбище у немцев получилось весьма европейским, с первого раза даже сложно поверить, что вокруг родные русские просторы: захоронение представляет собой огромный газон, посреди которого стоит трёхметровый крест из серого гранита, вокруг – редкие таблички с фамилиями захороненных. Индивидуальные памятники ставить запрещено, поэтому родные погибших на могилах посадили липы и клены. Из «нашего» антуража, пожалуй, только трава и погода. alt
    Для церемонии освящения перед крестом поставили несколько лавочек, на которых и разместились гости. Неподалёку расположился русский военный оркестр.
    alt
    Торжественная церемония началась по традиции речами: посыпались реверансы представителям региональной власти. Кроме того, благодарили председателя областного совета ветеранов войны Михаила Булатова, генерала Овсянникова, русских военных и поисковиков.
    Русский оркестр сыграл мелодию из немецкой военной песни «Был у меня товарищ» ( «Ich hatt' einen Kameraden») слова Ludwig Uhland, 1809, музыка Friedrich Silcher, 1825.

    Затем начался дождь, а вместе с ним и церемония освящения кладбища: alt
    молились на двух языках и трёх религиях (православные, католики, протестанты). Молился и владыка схимитрополит Ювеналий.
    alt
    Затем военнослужащие двух когда-то враждующих государств, бок о бок, возложили венки к расположенному в центре кладбища кресту.
    alt
    Завершилась церемония поминальным ужином. Русские и немцы, военные и родственники погибших, чиновники и журналисты вперемешку ели гречневую кашу с тушенкой и пили русскую водку из фляг. alt
    Один из приехавших на кладбище немцев, Дитрих, нашёл здесь своего отца. Его он видел только на фото, а мать никогда не рассказывала о судьбе папы. Дитрих неплохо говорит по-русски – журналисты таскали его с собой, чтобы он переводил рассказы о судьбах таких же семей, как и его. Как культурный европеец он не мог нам отказать.
    Когда к нему обратились «Господин Дитрих», он с испугом заговорил: «Нихт, нихт господин. Товаааррищ!», – это сказывается опыт общения с советскими служащими: 12 лет назад он был в России и обратился к одному из работников гостиницы «господин». На что ему ответили, что в СССР господ нет – есть товарищи. СССР самого уже нет, а урок Дитрих усвоил, видимо, на всю жизнь.

    Уроки истории вспоминали в тот день все присутствующие. Правда, у каждого от этих уроков свои «остаточные знания». Чиновники и военные говорили о том, что это кладбище – символ примирения, что русские и немецкие солдаты стоят бок о бок, а это залог того, что события той войны больше не повторятся. Немцы извинялись перед русским народом.
    А вот жители того же Беседино вспоминали, сколько их родственников пострадало в боях Курской битвы, скольких сожгли заживо, расстреляли, сколько лежат без памятников или даже табличек. Если откровенно, то многие из курян даже считают открытие этого кладбища плевком в душу. Но смерть примиряет. И позиция большинства простых людей остаётся гуманной: «они ведь тоже люди и где-то нужно их похоронить»…
    Кстати, гости из ФРГ неоднократно подчеркивали, что в Беседино – не мемориал, а кладбище: «мы не награждаем их,  - говорили представители Народного Союза Германии. – А всего лишь захораниваем. Вам – победителям – мемориал, а нам – кладбище».
    alt
    Ещё один момент. В Германии - Кёльне, Берлине и других городах - достаточно и русских кладбищ, причем не только солдатских, но и военнопленных, там лежат около 28 тысяч человек. И за этими могилами ухаживают именно немцы.

     

    Напечатать К списку новостей
     
    #5 написал: Dietrich von Buelow-Sternbeck
    (13 августа 2010 16:36)
    Прощению приходилось учиться всем народам в течение всего 20- века. СССР захватил Латвию, Эстонию, часть Польши, Литву, часть Финляндии, вероломно, без объявления войны, напав на маленькое государство, обрушив на головы мирных жителей тысячи бомб и снарядов. Весь финский народ поднялся на защиту Родины от коварного злобного и вооруженного до зубов врага... Финляндия проиграла эту войну, но после войны никто не стал разрушать могилы русских в Финляндии... Так что учитесь, русские!
    #4 написал: андрей
    (12 июня 2010 21:22)
    У меня под Курском немцы взяли в плен родного дядю Григория и потом сгноили в шталаге lll c под Кюстрином.Он умер в сентябре 1944. Не могу простить.Извините.А ему было 21 год.
    #3 написал: Светлана
    (25 ноября 2009 20:58)
    "Могилы есть великие проповедники мира". Дай Бог, чтобы так оно и было. Я могу понять чувства курян, но нельзя же мстить мертвым. Прощение это то, чему нам необходимо учиться.
 

Наши партнеры

  • Информационно-познавательный портал – Соловей.Инфо
  • Курская лига массового футбола
  • СТС – официальный сайт телеканала
  • Телекомпания ТАКТ
  • Курск вода - доставка воды в Курске

Реклама