Борис Гребенщиков: у меня никогда не было никакого духовного поиска

    18 октября 2010 Борис Гребенщиков: у меня никогда не было никакого духовного поискаВ октябре группа «Аквариум» отправилась с новой концертной программой  по городам России и Украины. 15 октября легендарные музыканты с участием флейтиста Брайана Финнегана и играющего на табле Алока Верма дали концерт и в Курске. А несколькими часами ранее Борис Борисович обрадовал слушателей радио «Курс», появившись в прямом эфире в программе «Полчаса со звездой». Ведущему Алексею Ланге удалось пообщаться с Борисом Борисовичем и узнать, что думает музыкант по поводу неформальной встречи с президентом Дмитрием Медведевым, зачем отправлять памятники на дно океана и какая музыка нравится лидеру группы «Аквариум».
    Представляем вашему вниманию стенограмму прямого эфира с Борисом Гребенщиковым на радио «Курс».
    АЛЕКСЕЙ ЛАНГЕ: Добрый день, уважаемые радиослушатели, рад приветствовать вас на волнах радио "Курс". И не менее, а то и более, я рад приветствовать долгожданного гостя…
    БОРИС ГРЕБЕНЩИКОВ: Большое спасибо, здравствуйте.
    А. Л.: Борис Борисович Гребенщиков, группа "Аквариум". Борис Борисович, очень рады, что Вы к нам приехали, очень рады, что Вы к нам зашли.
    Б. Г.: Спасибо, а мы-то как рады!
    А. Л.: Вы из Орла только что, да?
    Б. Г.: Абсолютно верно, мы из Орла
    А. Л.: Как принимал Орёл?
    Б. Г.: Очень хорошо Орёл принимал. Орёл всегда прекрасно принимает.
    А. Л.: Я думаю, что Курск примет не хуже, а то и лучше.
    Б. Г.: Я всегда завидую людям, которые видят и смотрят в будущее.
    А. Л.: Я предполагаю. Я хочу, чтоб так было.
    Б. Г.: А вдруг мы плохо сыграем? Тогда нас не нужно принимать хорошо.
    А. Л.: Вы не можете сыграть плохо.
    Б. Г.: Можем-можем, мо-о-ожем!
    А. Л.: И были прецеденты?
    Б. Г.: Не знаю, но если постараться, можно сделать всё.
    А. Л.: Борис Борисович, мы, как на приличном государственном телеканале, начнём с президента.
    Б. Г.: (ПОЁТ) Сою-юз не-еруши-ымы-ый респу-убли-ик свобо-одны-ых, а да-альше-е не по-омню
    А. Л.: Сплотила навеки Великая Русь
    Б. Г.: Хорошо, отлично.
    А. Л.: Неделю назад у Вас и у ваших коллег состоялась довольно…
    Б. Г.: Какую неделю? Четыре, три дня тому назад!
    А. Л.: Три дня, тем более. Состоялась необычная встреча с Дмитрием Анатольевичем Медведевым. Вопрос: кто был инициатором?
    Б. Г.: Угадайте!
    А. Л.: Дмитрий Анатольевич?
    Б. Г.: Ну если я скажу, что это я попросил Президента прийти и выпить со мной пива, вы поверите мне?
    А. Л.: У вас серьезное кредабилити. Вам поверят.
    Б. Г.: Вот поэтому я и не стану этого говорить.
    А. Л.: А какую цель преследовала эта встреча?
    Б. Г.: Ну позвоните Президенту, спросите у него. Я-то откуда знаю? Я думаю, что он хотел пообщаться с непривычными ему нормальными людьми. Он же обычно окружён всё-таки своим аппаратом. Будь я на его месте, я бы использовал свое положение: утром Шварцнегер, вечером - Макаревич. Ну насыщенная жизнь!
    А. Л.: Оказывается-то
    Б. Г.: Звонок у нас есть, я чувствую
    СЛУШАТЕЛЬ: ... (тишина)
    А. Л.: Добрый день
    СЛУШАТЕЛЬ: ... (тишина)
    Б. Г.: Вот настоящий просветлённый человек звонит - молчит. Я согласен с вами.
    СЛУШАТЕЛЬ: ... (тишина)
    Б. Г.: Ну поедем дальше. Итак, Президент (смеется).
    А. Л.: Итак президент. Скажите, как Вы выбирали песни, которые для него…
    Б. Г.: А я не выбирал
    А. Л.: Он выбирал?
    Б. Г.: Нет. Ну как-то. Что мне в голову приходило, то я и пел.
    А. Л.: То есть без всякой задней мысли: что приходило, то и…
    Б. Г.: А у меня нет задних мыслей. К сожалению. Чтобы иметь задние мысли, нужно иметь второй мозг.
    Борис Гребенщиков: у меня никогда не было никакого духовного поиска
    А. Л.: Ещё в одном интервью Вы признались, что Вам приснился Владимир Путин, затем следом встречаетесь с Президентом…
    Б. Г.: Вот видите, я оч-чень политизированный человек. То мне снится Путин, то я пью чай с Медведевым. Так вот весь день, знаете ли, каждый день. Время занято, расписано всё.
    А. Л.: Как вы считаете это был вещий сон?
    Б. Г.: Почему вещий? Я думаю просто, что кремлёвские оккультисты, которые работают над тем, чтобы каждая женщина в России видела Путина во сне, немножко ошиблись, перебрали, и я его тоже увидел. Я увидел то, что должна была увидеть какая-то женщина.
    А. Л.: Отлично. Так всё-таки вы вне политики или…
    Б. Г.: Понимаете, чтобы говорить, что какой-то человек вне политики, нужно сначала предположить, что какой-то человек знает, что такое политика. И что он сознательно выбирает, быть в политике или вне политики. Знаете, я не так серьезно к ней отношусь, чтобы быть вне политики или в политике. Меня просто это не очень интересует. Скажите, вот как Вы, к примеру, относитесь к разведению бочковых культур в странах Среднего Востока?
    А. Л.: Очень интересная тема. Я бы, наверное, как-то к ней относился, если бы был в этой теме.
    Б. Г.: Вот Вы вне этой темы? Вот видите. Я, как и с бочковыми культурами, я не в курсе.
    ЗВОНОК
    А. Л.: Здравствуйте, вы в эфире.
    Б. Г.: Человек волнуется.
    СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.
    Б. Г.:  Здравствуйте.
    СЛУШАТЕЛЬ: У меня такой вопросик, меня зовут Роман.
    Б. Г.: Добрый вечер, Роман.
    СЛУШАТЕЛЬ: Борис Борисович, как Вы относитесь к электронной музыке?
    Б. Г.: Знаете, бывает электронная музыка скучная. Бывает электронная музыка очень хорошая.
    СЛУШАТЕЛЬ: Потому что в жёлтой прессе про Вас писали, что Вы отрицательно относитесь к молодёжной электронной музыке.
    Б. Г.: Вы знаете, я не знаю, что такое молодёжная музыка, и даже не очень понимаю, что такое электронная музыка. Но всё, что мне интересно, я слушаю. И сюда, наверняка, входит… Ну «Aphex twin» у нас электронная музыка? Я много чего слушаю. Электронную в том числе
    А. Л.: Я разовью вопрос. 10 лет назад у Вас вышел дольно любопытный релиз с «Deadушками». Это многими было воспринято как эксперимент в области электронной музыке.
    Б. Г.: Ну так мне очень жалко этих людей. Потому что эксперимент должен был быть. Альбом "Гиперборея", который весь был рассчитан именно на это, потому что он был сориентирован на музыку типа «Orb» или «Orbital», кого-то ещё, таких людей. Но, к сожалению, операторы, с которыми я работал, пообещали мне одно, а потом, когда дело дошло до дела, выяснилось, что у них нет того, что они обещали. Они не умеют этого делать.
    А. Л.: И с тех пор подобного рода экспериментов с компьютерной музыкой не было?
    Б. Г.: А дело в том, что меня эксперименты не волнуют. Вот скажите. Допустим лето, море, озеро, река. И плывёт человек и тонет. Вы будете экспериментировать по поводу того, как бы концептуально обосновать его спасение? Или вы поплывёте его спасать? Вот я каждый раз в записи оказываюсь в положении человека, которому не до концепции, не до идеи, не до экспериментов. Что мне надо срочно спасать эту песню. Потому что завтра, если я её сегодня не запишу, она погибнет.
    А. Л.: А почему? За это время она перестанет быть актуальной?
    Б. Г.: Я не знаю, существуют ли актуальные песни, но, если Вы когда-нибудь попадёте в моё положение, Вы поймёте, что когда есть новая песня, морить её - это то же самое, что позволять человеку утонуть.
    Борис Гребенщиков: у меня никогда не было никакого духовного поиска
    А. Л.: Вы как-то высказали мысль, что московский памятник Петру было бы хорошо отправить на дно морское
    Б. Г.: Нет-нет-нет. Я против Зураба Церетели ничего не имею - он мне очень нравится. И разнообразная его мелкая и крупная пластика мне тоже нравится. Но просто Курёхин когда-то высказывал идею, что хорошо бы все памятники официальным деятелям поставить на дно океана, что вызывало бы массу удовольствия у проплывающих мимо рыб, аквалангистов и других водолазов. Я просто вспомнил эту мысль. Думаю, Серёжа был, как всегда, провидец. Он уловил те проблемы, которые сейчас встают перед нами.
    А. Л.: А как Вы думаете, что ещё, кроме памятников государственным деятелям, можно смело отправить на дно океана?
    Б. Г.: А я как экологически осознающий себя человек думаю, что дно океана нужно беречь: не каждый памятник туда можно поставить - некоторые нужно зарывать в землю.  Или перековывать на орало, что экономически ещё более целесообразно.
    А. Л.: Кстати, один из наших крупных курских предпринимателей предложил…
    Б. Г.: Я прошу прощения,  у нас кажется звонок…
    А. Л.: Сейчас я закончу свою мысль. Предложил продать ему этот памятник Петру Первому и разместить в Орле, откуда вы, кстати, недавно приехали…
    Б. Г.: Кстати, очень интересно частями размещать. Рука здесь, ухо здесь…
    А. Л.: Голова там. (Слушателю)Вы в эфире, здравствуйте, как Вас зовут?
    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.
    Б. Г.: Здравствуйте.
    СЛУШАТЕЛЬ: Зовут меня Алексей. Очень приятно слышать ваш голос. С уважением очень отношусь к вашей группе и к Вам.
    Б. Г.: Спасибо.
    СЛУШАТЕЛЬ: Мне бы хотелось такой вопрос задать: как повлияли ваши духовные поиски, поиск веры, на ваше душевное состояние. На музыку мы слышали, как повлияло.
    Б. Г.: Вы знаете, у меня никогда в жизни не было никакого духовного поиска.  Мне абсолютно нечего искать, и веру не нужно искать, потому что во мне всё это есть. Я не искал ничего, я такой родился. Я ничего не ищу. Знаете, Бог есть. С этим простым фактом ничего не поделаешь, как ни пытайся. А всё остальное - это уже приведение сознания в хорошее состояние. Вот и всё.
    А. Л.: Ну то, что Он есть, мы понимаем, считая ваши альбомы. Вот последний альбом - 27-й по счёту…
    Б. Г.: Ну я рад, что оказываю такое действие. Спасибо.
    А. Л.: Закончим тему памятников следующим вопросом. Вот представьте, прошло 60 лет.
    Б. Г.: С какого дня?
    А. Л.: С этих времён.
    Б. Г.: С сегодняшнего?
    А. Л.: Да
    Б. Г.: То есть у нас сейчас 15 октября 2070 года. Хорошо.
    А. Л.: Российская общественность празднует…
    Б. Г.: Я боюсь, что к этому времени всё очень сильно изменится. Ну хорошо.
    А. Л.: Хорошо, некитайское меньшинство России празднует 100-летие группы «Аквариум».
    Б. Г.: А почему китайское не празднует? (смеется) Стоп-стоп-стоп.
    А. Л.: Ну все ещё впереди, освоим и Китай. Так, празднуем, значит, 100-летие «Аквариума». И на Соборной площади Петербурга открывается памятник «Аквариуму». Каким Вы его видите?
    Б. Г.: Я думаю, его сразу можно ставить на дно моря.
    А. Л.: Сразу? Места на Соборной площади к тому моменту уже не будет.
    Б. Г.: Вот, пусть там стоят все остальные.
    А. Л.: Про политику и общественно-социальные новости мы с Вами поговорили.
    Б. Г.: Надеюсь, что ясность внесена в эти вопросы.
    А. Л.: Ясность внесена. К культуре. Дальше спорт и прогноз погоды. Итак, сегодня вечером «Красная река». Это название гастрольного тура…
    Б. Г.: Жёлтый лес. Голубая дорога. Темно-фиолетовое небо…
    А. Л.: Но почему именно «Красная река»? В чём идея, в чём концепт?
    Б. Г.: Ну нужно было что-то выбрать.
    А. Л.: И остановились просто на «красной реке»?
    Б. Г.: Притом слово «концепт» я до сих пор не понимаю. Что это ? Как это? Вот скажите, вот я сижу перед вами. Где концепт? Нет концепта - я сижу. И с песнями тоже самое.
    А. Л.: Ну, я думаю, у всех у нас будет возможность посмотреть, что такое «Красная река», если мы все придём на концерт.
    Б. Г.: Честно говоря, у нас есть такая песня в программе. Но, как это название попало в программу… Наверное, я порекомендовал - не помню. Просто нужно было как-то называть это всё. Может быть. А может быть, в этом есть глубочайший смысл, который     дойдёт до нас значительно позже, через 60 лет.
    А. Л.: А всех ли участников текущего состава мы увидим на сцене?
    Б. Г.: (Смеется) Хороший вопрос. Ну конечно, те невидимые божественные силы, которые нас сопровождают, будут видны только самым постящимся. (смеется опять)
    А. Л.: Вроде бы никакого поста сейчас нет.
    Б. Г.: Ну пост - понятие широкое.
    А. Л.: А вообще для вас гастроли - это работа или это не работа?
    Б. Г.: Упаси Господь. Если бы работа, я бы тогда сачковал. И не ходил бы на работу.
    А. Л.: То есть вы безработный? Можно так сказать…
    Б. Г.: Вы знаете, я не люблю, когда мне приходится что-то делать.
    А. Л.: Но сделано-то много. Как, «через не хочу»?
    Б. Г.: Нет, как же можно делать «через не хочу»? Через не хочу плохо получится. Просто, понимаете, много лет тому назад, о том, чтобы заниматься музыкой перед лицом широкой общественности или, скажем, записываться в студии и иметь возможность делать это каждый день, и иметь возможность это делать там, где я хочу, я не мог об этом даже мечтать. Звонок кстати
    СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Алексей.
    Б. Г.: Добрый день.
    СЛУШАТЕЛЬ: Борис Борисович, у меня такой вопрос: как вы относитесь к деятельности Юрия Шевчука, к его политической позиции, такой активной гражданской позиции, потому что в последнее время это вызывало определённый резонанс. И как, может быть, это повлияло на ваши личные отношения?
    Б. Г.: Знаете, моё отношение к Юре как было, так и осталось очень позитивным. Юра - взрослый человек, он делает то, что он хочет, и я страшно уважаю его хотя бы за то, что в городе Ижевске он заступился за какой-то сносимый район. И там оставили 300 домов в покое - по одному слову Юры. Я считаю, что это очень дорогого стоит. Вот и поэтому я Юрку крайне уважаю. А то, что у него в одном пакете существуют и его гражданское отношение, и его музыка - ну честь ему и хвала. Значит он такой. Я немножко другой. Но на моё отношение к нему это никак не сказывается.  
    А. Л.: Спасибо, Борис Борисович. К музыке. Согласитесь ли вы с тем утверждением, что ваши песни неотделимы от вашей личности?
    Б. Г.: Нет, не соглашусь. Знаете, я часто вижу людей в переходах, которые мои песни поют, они отлично на их личность ложатся. (смеётся)
    А. Л.: А могут ли эти люди, которые поют в переходах, на ваших новых песнях, получить признание какое-то?
    Б. Г.: Ну я думаю, что очень много людей, начиная свою музыкальную деятельность, пели именно чужие песни. И, в конце концов, «Аквариум» стал популярен ис-клю-чи-тельно благодаря песне «Под небом голубым есть город золотой», которая к  нам не имеет ни малейшего отношения, которую я услышал просто от знакомых людей. Даже не знал, кто её автор. Так что можно петь чужие песни и это очень хорошо. Это может дать то признание, на которое люди рассчитывают.
    А. Л.: Потренироваться на чужих песнях. А потом уже…
    Б. Г.: А всегда нужно тренироваться на чужих песнях.
    А. Л.: А что дальше, Борис Борисович? На чужих песнях Вы потренировались, своих у вас 27 альбомов только студийных. На что тянет сейчас? Куда фантазия Ваша толкает Вас в настоящий момент?  
    Б. Г.: Писание песен - такая штука, что достаточно никогда не бывает. Вот вы сидите вечером со своими друзьями и гитара стоит в углу. И что, вы возьмете гитару и будете петь то, что только что пели на сцене? Или то, что они уже слышали вчера или позавчера? Не-е-ет. Вам захочется спеть что-то, чтобы их удивить и порадовать.
    А. Л.: Для этого нужно уметь.
    Б. Г.: Чтобы уметь нужно пытаться .
    А. Л.: Тем не менее. Музыкантов очень много. Сложно себе представить, что будет что-то новое, что будет что-то свежо.
    Б. Г.: Вы знаете, я боюсь, что такой настрой сам по себе отрицает возможность что-либо услышать. Вы попробуйте подойти с такой точки зрения, что то, что вы услышите, может быть крайне интересно. И вы вдруг убедитесь, что можно услышать что-то интересное, особенно, если искать. Попробуйте послушать программу «Аэростат» на радио «России». Я часто там играю вещи, которые меня самого удивляют.
    А. Л.: На государственной радиостанции?
    Б. Г.: Совершенно верно. Уникальный случай.
    А. Л.: Надо обратить внимание. Считается, что талантливый человек талантлив во всём…
    Б. Г.: Не знаю. Я не понимаю, почему.
    А. Л.: Расхожее клише.
    Б. Г.: Если человек поднимает чудовищный вес, значит ли это, что он будет быстро бежать, как антилопа, по беговой дорожке?
    А. Л.: Нужен ли талант, чтобы поднять тяжёлый вес?
    Б. Г.: Нужен.
    А. Л.: А если представить такую ситуацию, что в те далёкие годы, когда многие из наших слушателей даже ещё не родились, сложилась такая обстановка, что Вы в музыку не попали. Видите ли Вы себя в какой-то другой роли?
    Б. Г.: Вы знаете, если представить меня в другой роли, то, поверьте мне, это буду не я. Потому что жизнь человека определена тем, что он делал, и всё, что он сделал, приводит его к тому, кто он есть теперь… У нас есть звонок, я боюсь…
    СЛУШАТЕЛЬ: Борис Борисович, здравствуйте, меня зовут Татьяна. Я хожу на все ваши концерты, стараюсь.
    Б. Г.: Очень приятно.
    СЛУШАТЕЛЬ: Мне хочется, во-первых, сказать Вам благодарность за ваше творчество.
    Б. Г.: Спасибо.
    СЛУШАТЕЛЬ:  И хочется спросить: вот из новых музыкальных исполнителей. Их много и достаточно неизвестных. На Вас кто-нибудь произвёл впечатление?
    Б. Г.: Ну вы знаете, из тех, кто в России, нет. Ничего интересного я пока не слышал, хотя я продолжаю предполагать и надеяться, что где-то, по маленьким городам России существует дикое количество талантливых людей, которые поют песни, которые я ещё просто не услышал.
    СЛУШАТЕЛЬ: А если б вы встретили такого человека где-то… Ну, в переходе. Хотя в переходе - наивная мечта. Ну где-то. То Вы бы ему помогли? В творчестве?
    Б. Г.: Ну если бы я мог чем-нибудь... А как? Написать за него песню? Или спеть?
    СЛУШАТЕЛЬ: Ну не знаю, может быть, какая-то поддержка ваша?
    Б. Г.: Поддержка. Я стараюсь поддерживать. Понимаете, ко мне каждый день приходит такое количество писем, на которые я стараюсь отвечать для того, чтобы именно людей поддержать.
    СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо. А вообще в России не из музыкантов, кино, кинематограф. Что вам понравилось?
    Б. Г.: Ну вы знаете, вот Паша Лунгин снял «Остров», и это был первый советский фильм, который мне понравился лет за 50.
    СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо большое.
    Б. Г.: Пожалуйста.
    А. Л.: Спасибо за вопрос и спасибо, Борис Борисович, за ответы. Ну, если развить вопрос, в отечественном музыкальном пространстве мало имён...
    Б. Г.: Нет, имён много, просто я их…
    А. Л.: Вы их не знаете, да?
    Б. Г.: Я их не знаю.
    А. Л.: А на что можно обратить - вот сейчас очень хочется услышать ваших рекомендаций - внимание, может быть, в импортной музыке, в литературе. В других каких-то культурных явлениях. Что Вы считаете интересным, на что очень полезно было бы человеку  сходить и приятно?
    Б. Г.: Вы знаете, только что вышел новый роман Уильяма Гибсона. Я даже не помню, как он называется - только что вышел совсем. Уильям Гибсон. Тот человек, который придумал киберпанк в принципе.
    А. Л.: Новый роман Уильяма Гибсона. Это литература…
    Б. Г.: Это окончание трилогии, да. Из фильмов, музыки... Вы знаете, опять-таки Вы загляните ко мне на сайт. Я каждый месяц делаю 5 передач с новой музыкой. Ничего сегодняшнего, что вышло сегодня, вчера или на прошлой неделе, мне в голову нового не приходит, но там всё время что-то новое есть. Ну хорошо, я могу порекомендовать редкую англо-австралийскую группу под называнием «Burns Unit». Очень симпатичная.
    А. Л.: И фильмы?
    Б. Г.: Лучше «Шерлока Холмса» Гая Ричи я пока ничего не видел за последний год, поэтому жду второй части.
    А. Л.: Удивительно.
    Б. Г.: Это не удивительно, это совершенный фильм, поверьте мне.
    А. Л.: «Шерлок Холмс» Гая Ричи?
    Б. Г.: Это совершенный фильм.
    А. Л.: Ну что же, о вкусах не спорят. Борис Борисович, большое спасибо, что нашли время.
    Б. Г.: Спасибо, что пустили меня к микрофону. Мне было очень приятно у вас находиться.
    А. Л.: Очень приятно. Спасибо и до встречи на концерте.
    Б. Г.: Большое спасибо.
    Борис Гребенщиков: у меня никогда не было никакого духовного поиска

    Запись прямого эфира:1.mp3 [6,39 Mb] (cкачиваний: 37)2.mp3 [2,63 Mb] (cкачиваний: 35)3.mp3 [5,54 Mb] (cкачиваний: 32)4.mp3 [5,42 Mb] (cкачиваний: 34)

     

    Напечатать К списку новостей
     
 

Наши партнеры

  • Техника И Сервис
  • Информационно-познавательный портал – Соловей.Инфо
  • Курская лига массового футбола
  • СТС – официальный сайт телеканала
  • Телекомпания ТАКТ
  • База отдыха Цветов лес
  • Курск вода - доставка воды в Курске

Реклама