Реклама
+7 (4712) 51-04-44
Прямой эфир
+7 (4712) 58 33 44

Конфликт в Грузии глазами «Forbes»

В эти дни много говорится о западной манере освещения грузино-осетинского конфликта. Теперь настало время делать выводы о его последствиях. О том, какую оценку западные политики и журналисты дают этому событию, можно узнать, в частности, из статьи Сэма Грина в журнале «Forbes» от 26.08.08 (www.forbes.com).

«За эти 20 или около того дней, с тех пор как Россия пошла войной на Грузию, мы много слышали о том, как изменился мир...
В эти дни много говорится о западной манере освещения грузино-осетинского конфликта. Теперь настало время делать выводы о его последствиях. О том, какую оценку западные политики и журналисты дают этому событию, можно узнать, в частности, из статьи Сэма Грина в журнале «Forbes» от 26.08.08 (www.forbes.com).

«За эти 20 или около того дней, с тех пор как Россия пошла войной на Грузию, мы много слышали о том, как изменился мир. Нам сказали, что Кремль недавно стал сильным и твердым, и появилась новая стратегическая конфронтация, если не новая холодная война, между Россией и Вашингтоном.
Однако новизна этих и других наблюдений весьма сомнительна. Угроза конфликта была высока, задолго до того, как Владимир Путин произнес в Мюнхене в феврале 2007 года тираду против американской гегемонии. Помните, как Россия поддержала лидера социалистической партии Слободана Милошевича во время косовской кампании 1999, когда еще никто на Западе даже не слышал имя Путина?
Есть однако как минимум три урока, которые мы можем вынести из текущего кризиса в Грузии, в котором Россия своими войсками, танками и авиацией, руководствуясь утверждениями о геноциде, который, кажется, настолько же реален, как и иракское оружие массового поражения, колотила своего неприятного южного соседа, оккупировала стратегически значимые города и очень-очень медленно выводила войска, оставляя грузинские вооруженные силы в лохмотьях.
Во-первых, мы узнали, как мало изменилось в России с новым президентом Дмитрием Медведевым. Бывший президент Владимир Путин продолжил играть большую роль в политике страны теперь в качестве премьер-министра. Контакта, которого многие западные страны ожидали от Дмитрия Медведева, не произошло. Как у себя дома, Кремль продолжает одобрять только «мягкий кулак в железной перчатке», поддерживает его неправдоподобной пропагандой и не подает никаких признаков, свидетельствующих о внутренней или международной отчетности.
Во-вторых, мы узнали слабость невоенных инструментов внешней политики России. Мощь «большой дубинки» России очевидна, но Москва забыла искусство лояльного мягкого разговора. В этом, конечно, они напоминают их западных - особенно американских - коллег, которые в последние годы предпочитают военную силу крепкой дипломатии. Но в то время, как новые власти в Вашингтоне смогут положиться на десятилетия хороших отношений с союзниками, чтобы постороить сожженные мосты, Москве нужно много времени.
Тем, кто волнуется об опасности, исходящей от воинственного Кремля, не стоит воспринимать относительную слабость Москвы как хорошую новость. Россия видит множество угроз ее национальным интересам, включая дальнейшее расширение НАТО и Евросоюза, установку американских противоракетных систем в Центральной Европе и соревнование с Китаем и США за влияние в Средней Азии. Неспособность Москвы достичь своих целей силой убеждения может увеличить искушение использовать силу оружия.
Наконец, мы узнали широту и глубину идеологической пропасти, разделяющей Россию с Западом. И дело не только в том, что западные правительства более чем способны к циничному и лицемерному поведению. Отсутствие обеспокоенности со строны Москвы по поводу того, как ее действия воспринимаются, показывает ее в высшей степени самонадеянность. Кремль имеет индивидуальное понимание того, как устроен мир, это основано на экстремальной «реальной политике», которая рассматривает международные отношения как нулевую игру. С этой точки зрения доверие - ничего не стоящий товар, компромисс не может иметь никакой ценности, и все внимание уделяется тактическим победам.
Новый холод таким образом отличен от старой Холодной войны, поскольку Москва больше не стремится навязать свою систему правления миру. Вместо этого он полагает, что то, что является хорошим для Европы и Америки, - неотъемлемо и неизбежно плохо для России; она вынуждена оказывать сопротивление при каждом удобном случае.
Как заманчиво было бы показать Москве всю силу и солидарность Запада, опрометчиво кинувшись в конфронтацию, но это плохая идея. Вместо этого Запад должен отстаивать свои ценности и интересы, американские и европеские лидеры должны показать, что мы можем извлечь больше пользы от партнерства, чем от возобновленного противостояния.
В то время, когда мир имеет дело с изменением климата, терроризмом, бедностью и миграцией, новый виток гонки вооружений и конкуренции за сферы влияния был бы крайне непродуктивен. То, что Запад воспринимает как высокомерие Московы, по сути, есть глубоко укоренившаяся вера в то, что западные правительства видят мир так же, и действовуют соответствующим образом. Оскорбление России в 90-ых взято как доказательство этого предположения; ошибочная авантюра Буша в Ираке представляется как дополнительное доказательство. Только твёрдые принципы Западных стран и нетерпимость к такому поведению смогут убедить Москву в обратном».

Добавим, Сэм Грин – аналитик Московского Центра Карнеги. Центр был основан Фондом Карнеги за Международный Мир в 1993 году. Эта организация создана для изучения коренных проблем российской внутренней политики, экономики и международных отношений. Ну что ж, видимо, изучили...
+0 -0

Наши партнеры

  • Курская лига массового футбола
  • СТС – официальный сайт телеканала
  • Телекомпания ТАКТ
  • Курск вода - доставка воды в Курске